Стив Мэдден и его бренд

Стив Мэдден был судим в 2002 году за мошенничество с ценными бумагами. Его отправили в федеральную тюрьму Флориды на 30 месяцев, а затем последовала урочная работа в гостинице Бронкса. С того времени прошло уже пять лет. Сейчас известный дизайнер не любит говорить о тюремной жизни, как когда-то раньше. Многое изменилось. Успешный основатель бренда SteveMadden доволен жизнью и счетом в банке — что вполне закономерно.

Сегодня компания процветает, достигнув в 2009 году продаж в $500 млн. А ведь 20 лет назад его начальный капитал составлял всего $1100! Удачно складывается и личная жизнь Стива. Мэдден женат, имеет двоих детей-близнецов. Дома он носит обыкновенную  футболку, джинсы и босоножки. Только в родных стенах дизайнера можно увидеть без легендарной бейсбольной кепки,  которая уже давно считается его «отличительным аксессуаром». В его доме часто можно услышать музыку Корин Бейли Рей. Здесь можно почувствовать, как запах ладана наполняет гостиную многоэтажных апартаментов Стива на Манхеттене, где вдоль всего периметра первого этажа аккуратно расставлены книги.

«Мне нравятся непристойные выражения, — говорит Стив Мэдден в начале беседы. — Это правда. Я так общаюсь». Стив и вправду частенько говорит то, что у него на уме. Однако его прямота вызывает пылкую преданность среди подчиненных.  Например, его первый работник Дэвид Кристобел до сих пор работает в компании заведующим складом и считает Стива своим закадычным приятелям, не упуская возможности перекинуться с ним парой слов при каждом удобном случае.

52-летний основатель бренда построил свой бизнес на знании пожеланий своих клиентов. «Цель номер один нашей компании — создавать классную продукцию, которую хотят покупать», — говорит Мэдден.

В этом интервью Мэдден рассуждает на многие темы: от роста своей компании до тюремного заключения и воспитания детей, а также рассказывает о том, как стать успешным американским бизнесменом.

 Стив, чем Ваша компания отличается от других обувных брендов?

SМ: «Steve Madden» использует лучшие материалы, чтобы создавать доступные красивые туфли. Но при этом они так же великолепны, как очень дорогие бренды.  Каждый день мы создаем столько же обуви, сколько Prada и Chloés. Мы так же креативны, как они. Я мог бы создать линию обуви за $800 — это просто, но «Steve Madden» славится отменным качеством обуви при лучшей цене. Качество продукции должно быть превыше всего.

Можете назвать основные цели своей компании?

SM: Цель номер один — производить настолько классную обувь, которую захотят купить. Цель номер два — получить с этого прибыль. Конечно же, я хочу, чтобы моя компания процветала. И я рад, что с каждым годом мы развиваемся дальше. Рост является важной частью нашего бизнеса.  Но я хочу, чтобы мы становились и более эффективными.

Вы хотите быть компанией-миллиардером?

SM: Сумма не важна. Важно быть лучшими в том, что мы делаем.  Делать больше не означает быть лучшим.

Сегодня бренд «Steve Madden» выглядит иначе, чем в свой ранний период. Расскажите, с чего все начиналось

SM: Я начал заниматься обувным бизнесом в 1974, когда мне было 16. Я был кладовщиком в обувном магазине под названием «Toulouse». Я видел, как создается интересная обувь. Тогда были очень  популярны мужские платформы. Честно скажу — я не мог оторваться от прилавка, где они стояли, хотя был обыкновенным  кладовщиком.

Затем я работал продавцом обуви в Нью-Йорке. Я изучил там весь обувной бизнес. Однажды я решил «поозорничать» на фабрике и создать свою собственную пару обуви. И уже тогда я знал, как смогу продать ее. Я видел, что могу предугадать пожелания рынка, и спустя восемь лет, в 1990 году основал «Steve Madden».

 Ваше самое большое достижение за последние 20 лет?

SM: У меня было много взлетов в этот период, но я не преследовал цели заработать много денег. Я просто хотел становиться лучше. Самым большим достижением, пожалуй, было возвращение из тюрьмы, возвращение в компанию. Попытки перевести бизнес на новый уровень и наблюдать, как он переходит на более качественные  позиции. Это было действительно впечатляющим достижением! «Steve Madden» до моего заключения и после — определенно две разные компании. Мы стали намного лучше во многих отношениях.

Насколько лучше?

SM: В компании больше профессионализма, больше интеллекта, больше желания добиться успеха, чем когда-либо.

Тюремное заключение могло повлиять на бизнес?

SM: Я уходил с ощущением того, что хорошие люди позаботятся о бизнесе вместо меня. И я не хотел бы ничего менять. Даже если речь идет о моем заключении.  Звучит немного странно, но я верю, что каждое событие — плохое или хорошее — привело меня туда, где я нахожусь сейчас. Я владею крупной стабильной  компанией, у меня замечательная семья. Я счастлив! Сейчас у меня есть новое стремление — работать для детей. Я хочу оставить им свой бизнес.

Вы хотите, чтобы они продолжили ваше дело?

SM: Да, но это будет их выбор. Мне бы хотелось, чтобы они занимались любимым делом, независимо от того, что это будет и какую прибыль принесет. Они всегда смогут рассчитывать на мою поддержку.

Однажды Вы сказали, что люди не хотят много работать. Это актуально и сегодня?

SM: Последние 20 лет экономический подъем был настолько сильным, что на рынке был огромный дефицит специалистов. Много работы, высокие зарплаты. Это «расхолодило» людей.

Раньше работа всегда была превыше всего. Главное — прокормить семью. Этому я научился у своих родителей. Нет, я не считаю, что работа должна быть единственным делом, которое имеет значение в жизни. Но она должна быть на первом месте.

И сегодня найти правильных молодых людей для работы в магазинах — это большая проблема. Никто не хочет быть кладовщиком и учиться. Люди не проходят сегодня эти основные этапы карьеры, потому что они рассматривают работу в обувном бизнесе как безвыходную профессию. Я надеюсь это изменить, хотя бы даже своим примером.

Есть ли у компании слабые места?

SM: Да. У нас есть несколько замечательных менеджеров. Но я хотел бы, чтобы в компании было больше общения. Мои сотрудники не стремятся работать со своими коллегами как с «ребятами из песочницы», и это меня беспокоит. Я хотел бы видеть больше корпоративного духа и сотрудничества.

Чтобы завоевать спортивный сегмент, вы в свое время запустили линию Fix, но она не имела успеха. Вы по-прежнему нацелены на спортивную категорию

SM: Действительно, Fix не был хорош. И спортивный сегмент привлекает меня, как и прежде. Больше всего мне интересны кеды, но…. Наши покупатели носят кеды Converse. И если вы спросите меня: «Можем ли мы делать обувь лучше, чем Converse или Nike?», я отвечу — «Я не знаю». Наверное, если бы я мог, наши кеды продавались бы в наших магазинах и были бы невероятными. Но пока я не могу делать их лучшее, я просто не знаю как.

Что вам дает покупка других компаний?

SM: Я просто люблю покупать и для этого у моей компании есть достаточно средств. Совсем недавно у нас появилось новое предприятие по производству дамских сумок.

А свою компанию Вы могли бы продать?

SM: Я предпочитаю покупать, а не продавать. Хотя слияние и дробление компании — естественные явления. Жаловаться на них — все равно, что жаловаться на землетрясения. Вы просто ничего не можете с этим поделать. Таков порядок вещей. Всегда будут происходить слияния, а затем может наступить период, когда части бизнеса будут продаваться.

Насколько активным вы хотите быть в необувных категориях?

SM: Сегодня мы активно продаем аксессуары. Несколько лет назад мы купили производителя дамских сумок и ремней Daniel M. Friedman, а чуть позже — Zone 88, которая специализируется на таких же товарах. Мы считаем, что портфели, ремни, аксессуары для холодной погоды отлично дополняют друг друга, поэтому делаем на них акцент.

За последние 2 года Вы подписали ряд партнерских соглашений со знаменитостями. Вам нравилось работать с сестрами Олсен?

SM: Сестры Олсен невероятные — они просто созданы для фэшн-индустрии. Эти близняшки совсем не похожи на маленьких светских львиц, которыми их считают. Они талантливы, много работают,  и какого бы успеха они не достигли — они его заслужили.

На кого будет похож Стив Мэдден в 2020 году?

SM: Стив Мэдден будет прогуливаться в бейсбольной кепке, производить сексуально привлекательные туфли, и по-прежнему вертеться в окружении множества молодых людей.

Краткая информация:

Известный как прирожденный продавец, Мэдден начал продавать обувь и скоро стал работать на оптового торговца, где изучал маркетинг и производство. В 1988, после восьми лет успешной работы Мэддена арестовали за вождение машины в нетрезвом состоянии. Эта ситуация вынудила его бросить пить. В 1989 году, имея на счету всего лишь 1100 долларов, Мэдден создал сабо, которые продавал на капоте своей машины — это были туфли «Мари Лу» и «Мари Джейн» из лакированной кожи с большим носком, которые быстро стали популярны среди молодежи. В то время как бизнес Мэддена стал процветать, другое препятствие встало на его пути. Сомнительные ассоциации с банкирами и бизнес-организациями привлекли внимание органов власти, и после длительного расследования в 2002 году Мэддена осудили за мошенничество.

Обувь Стива Мэддена известна стильным фасоном и удобством. «Steve Madden» является самым успешным производителем обуви в Америке.  Он умеет предугадать веяния моды на 2 десятка лет вперед. Стив Мэдден создает эксклюзивные вещи, чтобы юные леди могли ясно заявить о себе на пути к становлению  личности.  Линия «Steve Madden Shoes» для девушек получила огромную популярность в 1990 году благодаря туфлям на низкой подошве. С тех пор дизайнер продолжает сочетать различные стили, чтобы внести в женскую моду больше разнообразия и позитива.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *