Гоголь Борделло — интервью

Гоголь Борделло — интервью. Начало.

Е. Г. Я отношусь к племени кочевников. Для меня эмиграция — это путешествие, а я путешествия люблю. Я уже привык к тому, что сегодня вечером могу улететь в Париж.

А в Киев?

Е. Г. Должны были еще в прошлом году ехать, но что-то не получилось. Теперь весной. Лучший киевский ди-джей Ваня Дербастлер держит меня в курсе всех событий.

Что из увиденного, прочитанного, услышанного за последнее время произвело на тебя самое сильное впечатление?

Е. Г. Поездка на цыганский фестиваль в город Сан-Мари-де-ля-Мер во Франции в прошлом году. Еще Куба. Сейчас путешествия заменяют мне книги. Из музыки — Zdob si Zdub. Это первая группа, которую я бы хотел привезти в Америку. Очень грамотная группа. И, конечно, диск Саши Колпакова — прекрасного цыганского музыканта из украинского клана Сирва рома. Он отлично исполняет старые незаезженные песни с семиструнным аккомпанементом, который теперь такая ред-кость. Еще, конечно, ночная жизнь. Я думаю, понятно, что мой день не заканчивается в шесть часов вечера. Я — сова, поэтому рассвет чаще всего встречаю в вертикальном положении. Ночная жизнь Нью-Йорка — неотъемлемая часть моей собственной. Это и учеба, и игра одновременно. Этот город предоставляет неограниченное пространство для творчества.

Мода в твоей жизни тоже играет не последнюю роль. Говорят, ты и сам тренды создаешь. Например, твои знаменитые «адидасы» с гуцульскими узорами вместо трех полосок.

Е. Г. Я всегда любил тренды, в них есть какая-то уличная романтика. Мне нравится солидарность, когда вдруг у всех появляются оранжевые шарфы. Тренд не мешает утверждению индивидуальности. Тренд — это коллективная борьба с ежедневной скукой. Я точно не знаю, как возникают идеи. Ко мне на день рождения приехал цыганский ансамбль Юрия Юнакова. Все ожидали увидеть парней в черных костюмах, а они были, как и полагается, Puma — низ и крестиком вышитый верх. В «адидасах» я довел идею до логического завершения. В них же я поехал в Париж на показ Йоджи Ямамото. Без ложной скромности можно сказать, что через полгода появилась его коллекция «Деконструированный Адидас». Естественно, как человек чуткий, он должен был их заметить. Он и Кэтрин Хэммет — единственные в довольно гнилостном модном бизнесе, с которыми я могу общаться и для которых я готов работать. С Йоджи мы познакомились в клубе. Он пришел на наш концерт и предложил мне участвовать в его показе. Он тоже музыкант и увлекается цыганской музыкой. А Кэтрин Хэммет — панковская старушенция из тусовки Вивьен Вествуд. Они оба — настоящие художники. Мы моментально нашли общий язык.

Вино выпито, интервью подходит к концу, но разговор о прекрасном только начинает набирать обороты. «А неожиданные вопросы будут?» — спрашивает Женя и сладко улыбается. А как же! Мы выходим на залитую солнцем улицу. Типичный нью-йоркский день кажется насыщенным невозможной языческой чувственностью, слух ласкает песня на испанском, и хочется быть романтичной. Мои вопросы Женя ловит на лету и отвечает с молниеносной быстротой.

Какие качества ты больше всего ценишь в людях?

Е. Г. Щедрость и самоиронию.

А если говорить только о мужчинах?

Е. Г. Умение мастерски отбить чечетку.

А в женщинах?

Е. Г. Станцевать канкан.

Ты производишь впечатление счастливого человека. Твое представление о счастье?

Е. Г. Чем человек старше, тем извращеннее его представления о счастье. Мое —Jack Daniel’s со льдом и банда цыганских музыкантов. Что еще парню надо?

В твоей жизни был Учитель?

Е. Г. Отец и Чарли Чаплин. Оба — люди Ренессанса. Они постоянно в работе и, кажется, умеют все.

А Гоголь?

Е. Г. Гоголь — загадочный человек. Его жизнь, его смерть, его сексуальность — так и непонятно, где выдумка, а где правда. Он принадлежит к категории серебряных зайцев, за которыми все гоняются, но которых поймать невозможно, можно только прикоснуться.

Размышляя над этим, я и не заметила, как мы оказались около моего дома. Прощаясь с ним, думаю о том, что наша дружба завязалась будто на последней парте в средней школе. Он мне нравится, потому что кроме таланта у него есть еще два завидных качества: умение максимально использовать предлагаемые обстоятельства и то, что Игги Поп назвал Lust for Life. Чистая, немотивированная страсть к жизни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.