Надежда Мейхер «Я плотно подсела на успех»

Когда Надежда Мейхер (тогда еще Грановская) уходила из группы «ВИА Гра», казалось, они — группа и солистка — просто не смогут существовать друг без друга. Но прошло время, а девушки прекрасно живут и поют, причем каждая — в отдельности. О роли «ВИА Гры» в своей жизни рассказывает экс-солистка группы Надежда Мейхер.

Надежда, я попросила бы вас мысленно вернуться к не самым лучшим временам вашей жизни — ко времени вашего ухода из «ВИА Гры». Что вы почувствовали, когда узнали, что из группы придется уйти?

Чего у меня точно не было, так это чувства беспомощности. Даже если ты не знаешь, как сложится в дальнейшем твоя жизнь, чем ты будешь заниматься, это еще не значит, что ты беспомощен. Может быть, наоборот, ты — счастливый человек. Меня интриговало мое будущее, было интересно: что же ждет меня впереди? Всегда интересно начинать все с чистого листа. Не было у меня и сожаления о прошлой жизни, желания к ней вернуться. К тому же были вполне определенные перспективы — я хотела заниматься вокалом. Света Лобода посоветовала мне хорошего преподавателя, с которым мы стали друзьями и до сих пор и занимаемся, и работаем вместе. А вот четких целей у меня не было — просто хотелось отдыхать, отдыхать и еще раз отдыхать.

Вас так утомили предыдущие гастроли?

У меня накопилась хроническая усталость, я же шесть лет пахала практически без передышки. Ни один артист не выдержит такой длительный срок в напряжении, обязательно нужен период реабилитации, спокойствия, «переваривания» всего нового, что скопилось в нем за это время: впечатлений, информации. От переутомления — неважно, умственное оно или физическое — любой человек начинает болеть, поэтому нужно уметь вовремя остановиться. Я же не просто остановилась, а ушла.

И как вы отдыхали?

Поначалу просто спала. И получала от этого невероятное удовольствие. Привычка каждый день просыпаться рано утром настолько сильно во мне укоренилась, что я не могла поверить в то, что мне больше не нужно этого делать. Мне даже снилось, будто я опаздываю на какой-то важный концерт, и я в ужасе просыпалась. А осознав, что это всего лишь сон, облегченно вздыхала: какое счастье, что мне никуда не нужно идти! И что будильник больше не звонит каждый день в пять часов утра.

Простите, во сколько?!

Мы же, в основном, в России работали. А для того чтобы прилететь в Москву в девять утра, из Киева нужно вылететь в семь. В московском аэропорту — пересадка на самолет в другой город. Расстояния огромные, как раз к концерту и добирались. Конечно, можно было бы ездить поездами, но тогда в них пришлось бы провести полжизни.

За время выступления в составе «ВИА Гры» зависимости от успеха, известности у вас не возникло?

Популярность — своего рода наркотик, и зависимость от нее развилась у меня давно, ведь на сцене я выступаю не с восемнадцати и даже не с шестнадцати, а с двенадцати лет. А это значит, что я — человек, плотно подсевший на успех, так сказать, укоренившийся голик от популярности.

Это приятно?

Не только приятно, но иногда и полезно, например, когда необходимо решить какую-то бытовую проблему. А бывает, что это идет во вред — люди почему-то считают, что могут высказать актеру в глаза все, что они о нем думают. И не задумываются о том, что их субъективное мнение может оказаться неверным. Вот почему сначала я была рада, что меня забывают, и даже отказывалась выступать. Мне хотелось стать обычным человеком, чтобы на меня смотрели не как на участницу популярной группы, а как на обыкновенную девушку. Правда, сейчас уже не отнекиваюсь, если предлагают выступить, соглашаюсь с удовольствием.

Уйдя из «ВИА Гры», вы кардинально изменили имидж, в частности, остригли длинные волосы.

Я рассталась с ними, как и со своим прошлым, легко, без сожалений. К тому же я и перекрашивалась, и «химию» делала — это был период постоянных изменений в моей жизни. Своего мастера я посещала раз в месяц, и каждый раз обязательно что-нибудь менялось: или цвет волос, или форма прически. Мы все время экспериментировали, пробовали что-то новое.

Но каким-то образом вы свое будущее планировали?

Поначалу было желание вообще никогда не возвращаться на сцену. Потом поняла, что это невозможно. Идей у меня было много, в результате появилось то, чем я занимаюсь сейчас: некий симбиоз классической музыки и эстрадного представления. Во всяком случае, это нечто новое, не похожее на то, что делают другие артисты. Буду ли я этим заниматься и дальше? Время покажет. Главное, чтобы то, что я делаю, нравилось мне и доставляло удовольствие. Именно в этом смысл творчества, а не в том, чтобы заработать деньги или стать знаменитым.

А как в вашей жизни появилось телевидение?

Я ожидала каких-то предложений, но поскольку была далека от мира телевидения и шоу-бизнеса, их не поступало. К тому же я поменяла номер телефона. Время шло, но никто мне не звонил. Потом кто-то из знакомых сказал: «На СТБ проходит кастинг. Не хочешь попытать счастья?» На кастинг я пришла… совершенно одна, и меня практически сразу же утвердили.

Наверное, вас узнали?

А меня не узнали.

Как такое может быть?

Невероятно, но факт. Генеральный директор канала, посмотрев мои пробы, сказал: «Хорошая девочка, мы ее берем!» «Это же Надя из «ВИА Гры»! Вы что, ее не узнаете?» — спросили у него. — «Не узнаю, — ответил он, — но мы все равно ее берем». Позже я поняла, что он, наверное, просто не интересуется шоу-бизнесом, и словосочетание «Надя из «ВИА Гры» ему мало о чем говорило.

С кем из экссолисток «ВИА Гры» вы общаетесь?

Со Светой Лободой, хотя и нечасто, но встречаемся. С Аней Седаковой одно время общались. А еще — с Альбиной Джанабаевой, которая пока еще солистка без приставки «экс».

Как вы оцениваете роль группы в своей жизни?

В это трудно поверить, но «ВИА Гра» стала много значить в моей жизни после того, как… я из нее ушла. Она дала мне прекрасное будущее. Останься я в группе, все продолжалось бы по-прежнему — я работала бы в том же режиме, пела бы в том же стиле. С другой стороны, участие в группе — колоссальный опыт, который я никогда и нигде больше не приобрела бы.

Что вы можете посоветовать нашим читательницам?

Во-первых, никогда не бойтесь что-то менять в своей жизни. Даже если в вашем прошлом было много хорошего, верьте, что в будущем его будет еще больше. Во-вторых, верьте в любовь (это я вам говорю как ведущая телепрограммы о любви), потому что именно она управляет нашей жизнью, именно от нее зависит все, что с нами произойдет. И в-третьих, не старейте душой. А тело… Тело — вопрос второстепенный.

PS. Похоже, группа и солистка таки не могут существовать друг без друга. Когда вышло это интервью, стало известно, что ветеран «ВИА-Гравского» движения снова будет выступать в составе группы. Теперь Надежду ждут огни рампы и подъемы в пять утра, а мы снова говорим «ВИА-Гра», подразумеваем Мейхер-Грановскую, говорим «Мейхер-Грановская», подразумеваем «ВИА-Гру». PPS. Возможно, в ближайшее время стоит ожидать возвращения в группу Алены Винницкой и Веры Брежневой?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *