Бывший муж Лилии Подкопаевой

«Если в семейных отношениях появились трещины, кризис выводит их на первый план. Если же это семья публичных людей, то им вдвойне труднее. Причина банальная — они все время на виду, и их личную жизнь подвергают тщательному анализу и радостно обсуждают как поклонники, так и противники. Чтобы разобраться в ситуации, я позволю себе процитировать некоторые высказывания Тимофея Нагорного.

«Я перестал ощущать себя главой семьи. Отношения в нашей семье ухудшались практически ежедневно». Совершенно непонятно, что же на самом деле произошло. И поневоле возникает вопрос: чья это вина? Кстати, именно этим поинтересовался бы психоаналитик, если бы наши герои пришли к нему на прием. В том, как складываются отношения, всегда виноваты двое — это закон семейной жизни. Каким бы плохим ни был муж, жена, даже если она ни в чем не виновата, тоже несет ответственность за то, как сложились их отношения. При любом разводе нет человека, виноватого во всем на сто процентов, вину супруги всегда делят пополам. Тимофей же ни о чем таком не говорит, ни в чем не упрекает Лилю, из чего следует, что он не хочет очернять жену. Напротив, он идеализирует ее, ставит на пьедестал. И повторяет: «Всю ответственность я беру на себя». Даже если принять за аксиому то, что Лилия действительно идеал во плоти, она все-таки не богиня, а живая женщина, а людей без недостатков не бывает. Здесь мы имеем дело с явным — сознательным или бессознательным — преувеличением Тимофеем как своей жертвенности, так и вины в происходящем. И причин тому может быть две: либо он искренне считает свою жену святой, либо… не собирается с ней расставаться. Стало быть, вполне возможно, что и развод этот фиктивный.

«Я все оставлю жене и детям, а сам готов жить хоть в шалаше». Такое заявление, мягко говоря, удивляет. Не хочется уличать Тимофея в неискренности, но, согласитесь, весьма нетипичное для нашего времени поведение. И в этом тоже просматривается явное преувеличение, рождающее подозрения.

«Прошу прощения у всех». Насколько я понимаю, касается это не только Лилии, но и детей, родных, друзей. Какое преступление нужно совершить, чтобы все время извиняться? Оказался обычным человеком со своими недостатками и слабостями? Не оправдал доверия? К сожалению, в интервью нет никаких намеков на этот счет.

«Я обязательно приеду на суд и буду отстаивать свою точку зрения». Единственный момент в интервью, когда он наконец-то говорит о себе. До этого речь шла исключительно о других.

«Сейчас я намерен заняться своим здоровьем, а в будущем собираюсь много времени уделять заботам о детях». Такое заявление радует. Думаю, забота о детях станет для Тимофея тем стержнем, который даст его жизни новый смысл.

«Я стал слабым». Очень трудно оценивать ситуацию без мнения второй стороны, то есть самой Лилии. Но Тимофей очень часто — буквально в каждом абзаце! — повторяет слова о своей слабости. Он говорит о какой-то болезни, которая в последнее время не дает ему полноценно жить и работать (надеюсь, все не слишком серьезно). А тут еще кризис, экономические проблемы — кредиты, которые нужно выплачивать. Такие испытания тяжелы для любой семьи, а ведь у Лилии и Тимофея семья особенная — и не только потому, что они люди публичные, но и оттого, что они изначально взяли очень высокую планку, объявив ее образцовой. Исходя из этого, можно сделать следующее предположение: если женщина привыкла к мужской опеке и уверена в мужской всесильности, внезапная слабость мужчины — серьезный стресс для нее. Еще вчера муж окружал ее своей заботой и обеспечивал материальными благами, а сегодня все это исчезло. Лилия осталась без опоры, к которой привыкла. Неудивительно, что она, как утверждает Тимофей, стала инициатором развода. Вот почему произошедшее, скорее всего, — конфликт двух идеалов. Оба были уверены, что их спутники жизни — люди идеальные, но под влиянием обстоятельств она в нем разочаровалась, а он по-прежнему верит, что его жена — самая лучшая женщина на свете.

Что же касается слишком откровенного тона интервью, этому может быть несколько причин. Я не знакома с Тимофеем и не читала других его интервью, поэтому допускаю, что он по натуре очень открытый и откровенный человек. Но, скорее всего, имел место всплеск эмоций как первая реакция на стресс. Даже если их отношения постепенно шли к разводу, сделать последний шаг — отнести документы в суд — и ему, и ей было нелегко. Другой мужчина просто сел бы на кухне, выпил сто грамм, пожаловался бы лучшего другу. Тимофей же, как человек публичный, излил душу в общении с журналистами. Возможно, через какое-то время, когда эмоции улягутся, он об этом пожалеет».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *