Мария Берсенева интервью

Перевоплощение мужчины в женщину и обратно — беспроигрышный театрально-киношный прием. Правда, поначалу актеры все больше менялись костюмами, и тогда Виола из шекспировской «Двенадцатой ночи» превращалась в очаровательного юношу, а обаятельный бомж из комедии «Тетка Чарлея» — в забавную Дону Розу Дальвадорес. Потом стало модно играть истории о том, как «их поменяли телами», и артисты охотно «влезали в шкуру» противоположного пола. Но создатели сериала «Маргоша» пошли дальше всех. Его главная героиня не просто мужчина в женском обличии, она — или он? — еще и меняется у нас на глазах. Причем? к лучшему. Перефразируя строки из одной французской комедии, так и хочется сказать: с тех пор как он стал женщиной, он сделался человеком. И как все это удается сыграть актрисе Марии Берсеневой, загадка!

 Мария, вас уже накрыла волна славы?

Честно говоря, какого-то особенного всплеска популярности пока не чувствую. Конечно, время от времени зрители меня узнают, подходят, но, в основном, благодаря другим проектам — сериалам «Дочки-матери», «Чемпион», «И все-таки я люблю», «Петя Великолепный».

Это потому, что российское телевидение еще не начало показывать «Маргошу», у нас в стране вы сейчас — звезда номер один.

Сериал действительно вышел хорошим. Даже я, при всей своей критичности к себе самой и к тому, что я делаю, не нахожу, к чему придраться. Что же до моей роли, то играя Маргошу, я не старалась во что бы то ни стало быть красивой. Наверное, поэтому и получилось, как говорится, от души и естественно.

При явной внешности героини, вы не боитесь быть характерной актрисой?

Меня всегда считали характерной, мы еще с моими однокурсницами в институте часто смеялись по этому поводу. Мне действительно не хотелось бы зацикливаться на каком-то одном амплуа, тем более что никто его для меня и не устанавливал. Если я чувствую в себе силы сыграть что-то, выходящее за привычные рамки, то почему бы этого не сделать? Видите, я попыталась сыграть не характерную для меня роль и, вроде бы, неплохо получилось.

Вы настолько убедительны, что поневоле возникает вопрос: вы играете какогото конкретного мужчину?

Не могу сказать, что брала за основу какой-то определенный тип и копировала  чье-то поведение и характер, это, скорее, собирательный образ. Таким я представляю себе нашего героя. Тут даже специально наблюдать и что-то подмечать не надо было, я же мужчин каждый день вижу. Тем более, что Гоша — далеко не идеальный образ мужчины.

Не ловите себя на мысли: «Так ему и надо!»?

Ну, коль скоро я его играю, значит, он мне не чужой, поэтому я стараюсь его оправдывать. Он ведь, как ребенок, который не знает жизни, не сталкивался еще с негативными ее сторонами. По сути, он — баловень судьбы! Вообще, все мужчины — большие дети. Гоше же, как говорится в начале картины, очень много было дано: и карьера прекрасно складывалась, и деньги у него были, и женщины его любили.  Естественно, он разбаловался. Да любой человек на его месте, имея такие данные, пользовался бы ими. С другой стороны, превращаясь в женщину, он становится лучше, у него появляются положительные качества, о которых он раньше понятия не имел. Он же сам признается: «Да, я был козлом, но ведь я исправился!»

Вы совершенно справедливо сравниваете мужчин с детьми. Как вы думает, они когданибудь взрослеют?

Мне кажется, что это происходит только в силу каких-то тяжелых жизненных обстоятельств. Если некуда деваться — или взрослеть, или пропадать — поневоле станешь смотреть на жизнь с точки зрения взрослого человека. Пока же у них все хорошо, как у Гоши до встречи с его злым гением, Кариной, они остаются детьми.

Что же касается образа Гоши, то надо признать: значительную роль в работе над этим образом сыграл мой собственный характер, который не лишен мужских качеств. Так уж получается, что в жизни мне достаточно часто приходится их проявлять.

Как вы думаете, это удел любой современной женщины?

Нет, есть женщины, которым удается этого избежать, которые могут позволить себе быть слабыми и хрупкими. С одной стороны, это хорошо, потому что им есть на кого переложить ответственность, с другой, — они, наверное, платят за эти привилегии зависимостью от чьего-то мнения или, что еще хуже, кошелька. Как говорится, каждому свое. Себя я отношу к сильным женщинам. Это не значит, что я дома рублю во дворе дрова. Но все важные жизненные решения привыкла принимать сама, опираясь исключительно на свой опыт и интуицию. Хотя, если мне приведут доводы, которые будут выглядеть более правильно и убедительно, чем мои собственные, прислушаюсь к чужому мнению и адекватно отреагирую. Но, повторюсь, серьезные жизненные шаги мне приходится делать самой.

Выбор профессии был именно таким шагом?

Нет, он был предопределен с детства. И в детском саду, и в школе я была в первых рядах участников художественной самодеятельности, участвовала во всех концертах и спектаклях. Поэтому после школы у меня даже не было сомнений, куда сдавать документы, — только в театральное училище. В двенадцать лет, еще учась в школе, закончила лицей при ГИТИСе — так сказать «прицел на будущее». Потом, после окончания школы, через несколько лет, второй раз закончила тот же лицей, практически с тем же педагогическим составом. Для чего надо было это делать дважды, осталось загадкой даже для меня. Но видимо так было суждено, потому, что спустя несколько лет двенадцатилетнюю девочку вспомнили и приняли в  РАТИ с первой попытки на бюджетное отделение кафедры эстрадного искусства. Правда, когда мы учились, нам постоянно повторяли: «Никому никогда не рассказывайте, что на эстрадном учились, потому что вас не будут воспринимать серьезно». Почему-то, у нас не очень любят эстрадников. Мне же кажется, что восприятие артиста окружающими не зависит от того, что он окончил. Как ты себя проявишь, так тебя и будут воспринимать. Яркое доказательство этому — всеми любимая народная артистка России Любовь Григорьевна Полищук, которая закончила Всероссийские творческие мастерские эстрадного искусства и в начале своей карьеры была артисткой разговорного жанра, работала в мюзик-холле. И еще одно подтверждение  — судьба нашего курса. Заведующий кафедрой, который нас набирал, народный артист России  режиссер массовых театральных действий Иоаким Георгиевич Шароев, умер, когда мы были на втором курсе. Потом долгое время мы считались бесхозными, с нами работали очень хорошие педагоги, но, увы, они часто менялись. А выпускал нас  профессор  Михаил Борисович Борисов, который у нас на телевидении ведет «Русское лото». Замечательный мастер, он поставил нам прекрасный, необычайно яркий  эстрадный спектакль, благодаря которому мы очень хорошо выпустились. И почти весь наш курс нашел себе применение по профессии.

Как ваш сын относится к издержкам маминой профессии — постоянной занятости, ночным сменам?

Скучает, конечно, ему меня не хватает, ему же всего шесть лет. Но я ему объясняю, что такая уж у мамы работа. Вчера брала его с собой на съемочную площадку, у нас было три сцены в интерьере ночного клуба. Ему очень понравилось, он со всеми перезнакомился и потом мне сказал: «Я тут всех знаю и хочу остаться».

Почему бы вам не снять его хотя бы в эпизоде — режиссер, наверное, не отказал бы актрисе, играющей главную роль?

Он у меня стеснительный пока, может в силу возраста, и «выжимать» из него актерскую игру мне бы не хотелось. Для актерской профессии нужен кураж, а его у сына пока нет. Он еще маленький!

Если со временем он всетаки решит стать актером, отговаривать не будете?

Наоборот, скажу: «Иди, попробуй!» Если я увижу, что у него есть какие-то способности, то даже, возможно, чем-то помогу. Хотя своего ребенка всегда трудно оценивать, редко встретишь родителей, объективных к своему чаду. А краснеть за него не хотелось бы. Хуже нет, когда об актерских детях говорят: «Как же так получилось — такие талантливые родители, и такие бездарные дети?!»

Раз вашему сыну захотелось остаться на съемочной площадке, наверное, там очень хорошая атмосфера?

Мы действительно часто подшучиваем друг над другом и смеемся. Наш режиссер Сергей Арланов — человек с прекрасным чувством юмора, очень часто подзаряжает нас позитивом, своими шутками, историями разными…      Гормон радости и счастья, который вырабатывается, когда человек смеется, актерам просто необходим. Без него невозможно работать стуками и выдерживать не только дневные, но и ночные смены.

Часто актеры до конца съемок понятия не имеют, что произойдет в финале. Вы знаете, чем закончится сериал?

Знаю, но не скажу. Смотрите!

 

За помощь в подготовке интервью благодарим пресс-службу канала «1+1»

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.