Нинель Мышкова. Нинель-Ева. Испытание реальностью

к/ф Садко, Нинель Мышкина

Нинель Мышкова родилась 8 мая 1926 года в Ленинграде, но день рождения всегда праздновала 9-го — вместе с Днем Победы. Свое редкостное имя она получила от слова Ленин, прочитанного наоборот, — в 30-е годы прошлого века модно было называть детей в идеологическом духе, и отец, генерал-лейтенант Константин Мышков, придумал его для дочери. Девочка была на редкость красивой — вылитая принцесса, наверное, поэтому родители называли ее Евой. Так впоследствии звали Нинель и друзья. И хоть на фотографиях из популярной в те годы серии «Актеры советского кино» часто писали Нелли, для миллионов зрителей она была и остается Нинель — Нинель Мышковой.

Несомненно, славу ей принесли серьезные драматические роли в таких картинах, как «Дом, в котором я живу» и «Гадюка», но все-таки чаще всего Мышкову вспоминают по фильмам-сказкам: она сыграла Ильмень-царевну в «Садко», Василису в «Илье Муромце», Марью-искусницу в одноименной картине Александра Роу… Вероятно, способствовала этому ее удивительная, уникальная, действительно сказочная красота: нежное тонкое лицо, зеленые глаза, ласковая улыбка. Да и характер актрисы как нельзя лучше подходил к вымышленному бытию, созданному фантазией сказочников, где добро непременно побеждает зло, а любовь преодолевает самые невероятные препятствия, где мужчины сильны и добры, а женщины прекрасны и чисты. Это был ее мир: в нем она чувствовала себя легко, забывая, что существует он только в нашем воображении.

Ее первым мужем был знаменитый актер Владимир Этуш, с которым она познакомилась еще будучи студенткой щукинского театрального училища, но их брак продлился недолго. Во второй раз Нинель вышла замуж за композитора Антонио Спадавеккиа, который был старше актрисы на девятнадцать лет, но и этот брак оказался недолговечным.

На съемках картины «Садко» она познакомилась со вторым оператором Константином Петриченко, вышла за него замуж и родила сына Костю. Нинель Константиновна продолжала сниматься, но милых ее сердцу ролей ей больше не предлагали. И не то чтобы фильмы-сказки совсем не снимались, просто общество гораздо чаще требовало от кинематографистов иных картин, где была бы совсем другая борьба — классовая, и, естественно, совсем другие герои…

В 1962 году Мышкова познакомилась с украинским режиссером Виктором Ивченко. Виктор Илларионович пригласил ее на одну из ролей в фильме «Здравствуй, Гнат!», утвердив без проб. А увидев воочию, влюбился — сразу и навсегда, воскликнув: «Я закохався!» Говорят, что, придя домой, он сказал жене: «Я встретил женщину, без которой уже не смогу прожить. Пожалуйста, пойми меня и прости!» Жена режиссера, актриса Ножкина, по свидетельству тех, кто знал эту семью, так и не простит мужа — десять лет спустя она даже не придет на его похороны…

Но все это случится позже, сейчас же Ивченко был счастлив своей любовью к актрисе, хотя признаться ей в этом он решится далеко не сразу.

Бурный роман актрисы и режиссера начнется два года спустя — во время съемок фильма «Гадюка», сценарий которого Ивченко взял специально для нее. Фильм стал лидером проката 1966 года. Ивченко получил Госпремию имени Т. Г. Шевченко, Мышкова — диплом Всесоюзного кинофестиваля. Роль «гадюки» Ольги Зотовой стала переломной в актерской судьбе Нинель Константиновны, открыв список отрицательных героинь. Красивые женщины вообще были не в моде в кино того времени, им, как правило, доставались роли злодеек. Вот только играть их она не умела. Или не хотела? И внешность у нее была другая: отнюдь не женщина с веслом, скорее нежный экзотический цветок. Как бы там ни было, но Зотова у Мышковой получилась не злой, а слабой, растерявшейся в сложных жизненных обстоятельствах женщиной. У зрителей она вызывала не гнев, а жалость и сочувствие. Этого кинокритики актрисе не простили, обвинив в упрощении сложного и противоречивого образа, выписанного Алексеем Толстым.

С тех пор Мышкова стала актрисой Ивченко. Начался, как она сама его называла, «викторианский» период ее жизни. Она снялась в семи его картинах, которые режиссер снимал с ней и для нее. Многие обвиняли Ивченко в том, что он искал не актрису для сценария, а сценарий «под актрису». «Десятый шаг», «Падающий иней», «Серебряный тренер», «София Грушко»… Нинель Константиновна развелась с мужем (тайный роман был бы не в ее характере), жизнь ее проходила между Киевом, где были любимый человек и работа, и Москвой — там, в доме на Чистых прудах, ее всегда ждали сын и мама. Кто-то осуждал его (как же, ушел из семьи из-за любовницы!), кто-то — ее (разрушила крепкую советскую семью, да и свою не сберегла), но, казалось, этих двоих все устраивало.

В 1972 году Виктор Ивченко поехал в Ростов выбирать натуру для своей новой картины «Когда человек улыбнулся» и там скоропостижно скончался. Это случилось 6 ноября, накануне октябрьских праздников. Даже близкие ему люди не могли понять, как же это случилось: он был так счастлив! А может быть, действительно не мог жить без Мышковой, вот и не выдержал долгих разлук с ней? Смерть Виктора Илларионовича Нинель пережила очень тяжело. Она положила ему в гроб все письма, которые они писали друг другу… Приехав из Киева с похорон, как-то сразу осунулась, постарела. Было ей тогда около пятидесяти. Замуж она больше не вышла, а во всех документах в графе «семейное положение» с тех пор всегда писала: «Вдова».

Вместе с любимым человеком от нее ушло и то, чем она всегда жила, — работа. Режиссеры перестали приглашать ее в свои картины. На смену пришли молодые, красивые, уверенные в себе актрисы, и застенчивая прелесть Мышковой уже не могла составить им конкуренцию. В своей последней картине — «Сто грамм для храбрости» — она снялась в 1976 году, но фильм событием в кинематографической жизни страны не стал и прошел, как принято говорить, вторым экраном.

Поначалу она все еще чего-то ждала, каждый раз с надеждой бросаясь к телефону. Но он в квартире на Чистых прудах звонил все реже. Казалось, весь мир о ней позабыл. В том, что это не так, она убедилась, когда начала ездить с выступлениями по Советскому Союзу. Как правило, это были встречи со зрителями, во время которых киноактеры пели, читали стихи, делились воспоминаниями. Она не отказывалась от таких предложений, ездила по всей стране, выступая и в помпезных дворцах культуры, и в маленьких холодных клубах. Рассказывала о фильмах, в которых снималась, об актерах, с которыми работала… Эти встречи давали актрисе не только ощущение того, что ее помнят и любят, что конечно же было очень важно. Поездки по стране еще и просто кормили ее — в кино она давно не снималась, и нужно было на что-то жить. К сожалению, все это вскоре закончилось: в перестроечные времена не стало Бюро пропаганды советского киноискусства, которое все эти выступления организовывало, а значит, не стало работы и заработков. Жизнь многих любимых нами киноактеров в то время стала невыносимо тяжелой, государство попросту забыло о них, оставив умирать на жалкую пенсию. Кто-то занимался извозом на стареньком автомобиле, кто-то пошел в гардеробщики… Нинель Константиновне в этом смысле было легче: у нее был прекрасный сын, который заботился о матери. Но ведь не только из куска хлеба складывается жизнь человеческая. Забвение, ощущение собственной ненужности угнетало ее хуже всех других несчастий. Депрессивное состояние усиливали болезни. Вот когда сказались старые, загнанные внутрь неврозы и травмы: когда-то, на съемках фильма «Гадюка», она упала с лошади и серьезно повредила позвоночник, теперь болезнь напомнила о себе.

Видит Бог, она сопротивлялась, как могла. Не позволяла себе опускаться, никогда не ходила дома в грязном халате — всегда только в платье и с прической, много читала, вязала и вышивала. Но с несправедливостью судьбы смириться трудно — она убивает душу. И душа актрисы не выдержала: защищаясь, она просто отказалась воспринимать реальность.

Нинель Мышкова умерла 13 сентября 2003 года. В последние годы жизни мир и живущие в нем люди не были властны над Нинель Мышковой, ее не волновало то, что происходило вокруг — она жила в иллюзорной стране, созданной исключительно ее фантазией. И кто знает, какие картины окружали ее там: блеск фестивальных огней, вспышки фотоаппаратов, охапки цветов? А может быть, суматоха съемочной площадки, где слышится режиссерская команда: «Мотор!»? Кто знает…

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *