Отечественные звезды в детстве

Речь идет о том времени, когда наши любимые звезды сами были маленькими детьми и трогательно прыгали вокруг воспитательницы в детском саду. Какие роли они тогда выбирали?

Илья Резник:

«Свою жизнь до войны я помню плохо — наверное, было тепло и вкусно на улице Восстания в Ленинграде. Потом была эвакуация, и один Новый год я помню в Свердловске в детском садике, когда танцевал матросский танец. Это был мой выбор, потому что в то время я был уверен, что, когда вырасту, поступлю в Нахимовское училище и стану моряком. Танец мне удался, и я был счастлив».

Эммануил Виторган:

«До четвертого класса в школе на утренниках я играл разных зверей: и зайцев, и волков. А потом поступил в драмкружок при доме пионеров и стал получать настоящие сказочные роли. Несмотря на войну, время это было очень светлым, потому что это были годы детства».

Марина Хлебникова:

«До сих пор помню одну свою школьную роль: на утреннике я была белочкой, которая помогала Деду Морозу спасать подарки от злых снежинок во главе со Снеговиком!»

Светлана Тома:

«В школе на утренниках мы с сестрой каждый год участвовали в танце снежинок. Мама шила нам белые платья из марли, мы разбивали елочные игрушки и посыпали наряд этими кусочками стекла, как блестками, приклеивали вату, мастерили короны из картона и фольги — все своими руками. Как же это было интересно и здорово!»

Антон Макарский:

«Я ребенок актерский: мой дедушка, народный артист, в Пензе, где мы жили, был главным Дедом Морозом на всех праздниках. Вот почему я всегда чувствовал небольшое превосходство перед остальными детьми — я-то знал, кто такой Дед Мороз! Естественно, я был на всех новогодних елках, знал, где лежат подарки и конфеты и что нехорошо их оттуда таскать. Девочек, которые мне нравились, водил на елки, когда они хотели: проводил их по блату через служебный вход. А если я еще и сам играл в спектакле — был маленьким Новым годом, успех у них, несмотря на детский возраст, был мне обеспечен надолго!»

Елена Ленина:

«На самом запомнившемся детском новогоднем утреннике я была Снегурочкой. Мы с другими детьми подготовили выступление про Деда Мороза, и меня поощрили этой «почетной должностью». На мне было белое платье, расшитое блестками и серебряной мишурой, с рукавами-обшлагами из ваты. Я хорошо помню, как казалась себе очень красивой в этом платье, хотя сегодня оно, наверное, вызвало бы у вас смех. С тех пор у меня вошло в привычку встречать Новый год в длинном белом или серебряном платье».

Алексей Вертинский:

«Поскольку мое детство пришлось на послевоенные годы, приходилось донашивать то, из чего выросли мои братья и сестры. Это и был своеобразный карнавал в повседневной жизни. Например, мальчиковые штаны и девичья беличья шапочка с длинными ушками, поэтому не было ничего удивительного, что меня часто принимали за девочку. Такое вот яркое детское зимнее впечатление осталось».

Ивар Калныньш:

«Я возвращаюсь в детство каждый раз, когда встречаю Новый год. В моем детстве каждый год был карнавал, мы переодевались в разные костюмы и ряжеными ходили всю ночь по гостям. И не спали, естественно. Я до сих пор верю в Деда Мороза, даже сам пару раз одевался в его наряд. А вот в школе как-то так получилось, что в новогодних спектаклях я не участвовал, ни зверьков, ни гномов не играл. Вот почему, наверное, и стал актером, чтобы заполнить эту пустоту».

Светлана Крючкова:

«Сама я плохо это помню, но у моей сестры есть фотография, где я — очень худая и маленькая — стою возле елки и, закатив глаза, что-то декламирую. Это было началом моего актерского мастерства — в детском саду, лет в пять, я неизменно читала басню «Ворона и лисица».

Руслана Писанка:

«В силу характера меня не устраивали роли снежинок и зайчиков. Я всегда была ни много ни мало Снегурочкой. Мама делала мне костюм: атласную шубку, отороченную ватой, на которую клеились битые елочные игрушки. А вот косички у меня были. Хоть и не толстые, но свои. С Дедом Морозом у меня, правда, в детском садике вышла не очень веселая история. Дело в том, что на репетициях его изображала воспитательница. А когда на утреннике он обернулся (по сценарию Снегурочка подкрадывалась к нему сзади), и я увидела, мягко говоря, не очень симпатичное, к тому же нетрезвое мужское лицо, то просто упала от испуга. Потом, правда, как настоящая актриса взяла себя в руки и довела роль до конца».

Гарик Кричевский:

«В лесу родилась елочка» не пел никогда, предпочитая «Мурку» и «Какой-то стрелочник-балда остановил все поезда». Из новогодних костюмов у меня был только мушкетерский, взятый напрокат в Львовском ТЮЗе, за кулисами которого прошло мое детство».

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.