Олег Янковский. Мы не верим, что вы умерли

Мы знали, что он тяжело болен. Понимали, что рано или поздно это должно было случиться. Когда в прессе появились сообщения о том, что ему стало лучше, обреченно осознали: все произойдет даже раньше, чем мы думали — эта страшная болезнь перед смертью всегда дает своим жертвам передышку,
в очередной раз обманывает, позволяя надеяться на лучшее, чтобы потом эту надежду отобрать. И на этот раз — навсегда. Мы все прекрасно знали и понимали. И все равно оказались не готовы к новости, перепечатанной из краткого сообщения информационных агентств: умер Олег Янковский… Он умер так же тихо и несуетно, как и жил. За ним не числилось шумных скандалов, о нем не сочиняли сплетен и слухов, он не менял любовниц, как перчатки. У него была одна — на всю жизнь! — жена, сын Филипп, невестка Оксана и обожаемые внуки — Иван и Лиза. Потомственный дворянин (великое дело — кровь, тысячу раз прав мудрый Азазелло!), он был удивительно, патологически интеллигентен. Он настолько сильно боялся доставить кому-нибудь неудобство, что даже свою последнюю роль в спектакле «Женитьба» «завещал» еще при жизни — теперь ее играет Дмитрий Певцов.

Говорят, Бог всегда забирает к себе лучших. Сколько искренне любимых нами людей ушло от нас за последние годы! Мы считали их близкими, хотя совсем не знали. А может, знали лучше, чем кого-то из тех, кто живет рядом — фильмы рассказывали о них все. Такие люди не уходят просто так, они уносят с собой что-то, что было неотъемлемой частью нашей жизни и чего в ней отныне уже не будет никогда.

У каждого из нас есть свой, особо любимый фильм Янковского. Благо, выбирать есть из чего: «Щит и меч», «Служили два товарища», «Полеты во сне и наяву», «Обыкновенное чудо», «Тот самый Мюнхгаузен», «Убить дракона», «Влюблен по собственному желанию», «Мы, нижеподписавшиеся», «Зеркало». Сам Янковский больше всего любил «…Мюнхгаузена» — фильм, в котором есть удивительные по своей трогательности и пронзительности сцены, прописанные его другом Григорием Гориным. Там барон Мюнхгаузен — не врун, а философ и романтик, бесшабашный и отчаянно влюбленный в свою Марту. Там есть старый слуга, который говорит: «Я не верил, что вы умерли. И когда в газетах сообщили, не верил. И когда отпевали, не верил. И даже когда закапывали, сомневался». Там лестница в небо, которая, поднимаясь вверх, становится все тоньше и тоньше. И там нет смерти.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *