Валентина Караваева. Чайка по имени Валентина

Валентина Караваева стала знаменитой в 22 года, сыграв в 1942 году главную роль в фильме Юлия Райзмана «Машенька». Правительство удостоило ее Сталинской премии, а зрители полюбили сразу и безоговорочно — она стала воистину народной любимицей. Жизнь казалась ей тогда прекрасной и безоблачной, а о будущем хотелось говорить исключительно в превосходных степенях. В следующей картине Райзмана «Небо Москвы» ей снова была уготована главная роль, но снять успели лишь один эпизод с ее участием — Караваева попала в страшную автомобильную катастрофу. Вообще-то травмы были незначительными, а вот лицо было изуродовано до неузнаваемости. К чести врачей нужно сказать, что они сделали все, что могли, однако пластическая хирургия в Советском Союзе того времени оставляла желать лучшего, и от прежней очаровательной Машеньки остались лишь огромные лучистые глаза.

Еще не окрепшая после операций, в бинтах, в лифте гостиницы «Москва» она столкнулась с английским дипломатом Чапменом. Это была классическая история о любви с первого взгляда: после нескольких дней знакомства Чапмен предложил ей стать его женой и покинуть Советский Союз. Она согласилась. В 1945 году молодожены уехали в Лондон.

Чапмена направили на работу в Швейцарию. В лучшей местной клинике Валентине сделали еще одну пластическую операцию, но и она оказалась неудачной.

Прошло совсем немного времени, и Караваеав поняла, что жить за границей не может: ей не хватает России, Москвы, а больше всего — работы. И многомиллионное состояние Чампена ничем не могло ей помочь. Живя в Швейцарии, Валентина играла в народном театре русской общины, но это была самодеятельность, ей же хотелось больших серьезных ролей в настоящем искусстве. Буквально на коленях она просила сотрудников советского посольства разрешить ей вернуться на родину. Ей пошли навстречу, поставив условие: она напишет книгу о тлетворном, загнивающем капиталистическом Западе. Караваева согласилась…

Чапмен просил ее остаться, но тщетно — она уже все для себя решила. Наверное, он действительно очень сильно любил ее, потому что в конце концов понял и отпустил. С собой в Советский Союз она увозила не платья и драгоценности, а два флакона мгновеннодействующего яда — прощальный подарок мужа. Он считал, что так Валентина сможет избежать ужасов возможного ареста. Но ее не арестовали. Однако страх перед репрессиями и бытовая неустроенность сделали свое дело — у Караваевой началась тяжелая депрессия. Она хотела играть, но ролей «предательнице родины» не предлагали. И тогда она вспомнила про яд. К счастью, в тот раз актрису спасли…

Уже после смерти Сталина, в 1965 году, она сыграла острохарактерную роль придворной дамы в первой экранизации «Обыкновенного чуда». Дублировала на русский язык зарубежные фильмы: голосом Караваевой говорили героини картин «Красное и черное», «Джузеппе Верди», «Моя бедная любимая мать», «Все о Еве», «Свидетель обвинения», «Смерть велосипедиста»…

И все-таки последние годы ее жизни были отданы кино. Нет, ее не приглашали на фестивали, не предлагали ролей, не просили автографы. Совсем одна, почти всеми позабытая, в маленькой однокомнатной квартире, которую превратила в съемочный павильон, она играла перед камерой не доставшиеся ей в жизни роли — Анну Каренину, Кармен, Ларису из «Бесприданницы» и особо любимую Нину Заречную… Подыгрывали актрисе фотографии на стене и чайка — макет птицы, который она сама сделала из проволоки и перьев. Она сама снимала себя, сама записывала голос на магнитофон. Отснятую пленку вечером просматривала на маленьком бумажном экранчике, а назавтра играла вновь. И так… тридцать лет подряд. Вот что сказал о Караваевой режиссер Георгий Параджанов, посвятивший ей документальный фильм: «За окном смены правительств, Олимпиады, фестивали и салюты, а она — играет. Нет, она не была сумасшедшей. Она была странной. Гениальной в своем роде. А кому нужен нормальный актер? Нормальный художник? Нет ничего страшнее, когда «все, как у людей», когда все — под одну гребенку… Как сказал Альбер Камю: «Искусство — это бунт перед действительностью». Караваева была одной из немногих, которые бунтовали».

Она умерла двенадцать лет назад где-то между Рождеством и Новым годом. Тело обнаружили случайно: замотанная кинопленкой, она лежала на полу перед кинокамерой. Такая же пленка была разбросана вокруг. Врачи констатировали, что смерть наступила между 25 и 30 декабря 1997 года.

Валентина Караваева похоронена на заброшенном участке Хованского кладбища. На ее могиле нет ни креста, ни памятника — только ржавая табличка с надписью «Чапмен»…

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.