Тина Тернер и ее мужчины

Начало. Тина и сейчас во всех деталях помнит тот день — 2 июля 1976 года. Они с Айком и группой отправились на концерт в Даллас. По дороге в аэропорт Айк предложил жене плитку шоколада. Она отказалась. Тогда муж по привычке ударил ее. Но Тина повела себя нетрадиционно — впервые за шестнадцать лет совместной жизни она дала сдачи. Началась драка, и неизвестно, кто был решительнее настроен — Айк или Тина. Они продолжали выяснять отношения и в самолете, и прилетев в Даллас, по дороге в отель. Тина сказала своему мужу все, что накопилось за долгие годы унижений и страданий. «Ты никогда раньше не говорила мне этого!» — орал пораженный невиданным напором жены Айк В номере отеля он, уставший, рухнул на кровать и уснул. Тина дрожала от волнения и… торжествовала от впервые одержанного морального превосходства. Она быстро привела себя в порядок, накинула плащ и вышла из номера. В кармане Тина нащупала мелочь — 36 центов. «Неплохо, чтобы начать новую жизнь», — подумала она…

«Еще кофе?» — услышала Тина голос официанта. «Да, пожалуй,

— рассеянно ответила она. — А который час?» «Полчетвертого», — ответил официант и удалился. «Прошел час, а я даже не заметила», — подумала Тина. Но ей не хотелось уходить. Тем более что к «покинутому» мужчине у барной стойки вернулась его спутница. «А я даже не заметила», — подумала Тина. Теперь они мирно беседовали. Женщина улыбалась, а мужчина, шепнув ей что-то на ухо, встал и направился к музыкантам, которые продолжали колдовать над своими инструментами. Он поговорил с ними, те в ответ кивнули, и мужчина с довольным видом вернулся за барную стойку. Через несколько минут заиграла музыка.

На профессиональный слух Тины несколько «давил» кустарный звук доморощенного оркестра. Но музыка не разрушала спокойствия, а, скорее, расслабляла. «Вам не помешает?»

— спросил подоспевший с кофе официант. «О, нет», — задумчиво произнесла Тина.

Она вспомнила, где уже слышала этот популярный мотивчик. Правда, тогда его исполняли профессиональные музыканты — перед ее триумфальным выступлением в отеле «Ритц», в Нью-Йорке. Это было лето 1981 года — год ее «воскрешения» как певицы после разрыва с Айком.

В зале собрались ее лучшие друзья — Род Стюарт, Кейт Ричарде, Дэвид Боуи. В тот вечер она пела так, как никогда нибудь сказал Тине, 48-летней гранд-даме рок-н-ролла, что этот 30-летний симпатичный парень перевернет ее жизнь, она бы, по меньшей мере, удивилась.

К тому времени Тина окончательно уверилась в том, что любовь — чувство, которое ей больше не придется пережить. Казалось, Айк каленым железом навсегда выжег из ее души способность и желание любить. Разумеется, у нее были недолгие увлечения, мимолетные романы, которым она старалась не придавать значения. Все свои эмоции и переживания Тина выплескивала в творчестве. «Только на сцене я могу любить и быть любимой», — решила она.

Надо отдать должное Эрвину — он с пониманием отнесся к ее чувствам. Его деликатные ухаживания, романтические ужины в ресторанах, ночные прогулки за город усыпили бдительность Тины, и она не заметила, как полюбила, нет (отговаривала себя Тина), скорее увлеклась им. Эрвином.

Она никак не могла взять в толк, что Эрвину нужно от нее? Деньги? Он был достаточно богатым человеком. Ее слава? Он, напротив, старался не афишировать их отношения, увозя ее в Европу на уик-энды, подальше от сумасшедшей американской суеты. «Что же нас может связывать?» — много раз задавала себе этот вопрос Тина. Ответ нашелся сам собой. Однажды Эрвин сказал ей: «Тина, бросай все — сцену, Америку, славу—и переезжай ко мне, в Кельн. Я скучаю по тебе. Нам ведь хорошо вместе, правда? И мы должны быть вместе всегда».

Тина хорошо помнит, что в тот момент не нашла что ответить — на глазах выступили слезы, а к горлу подкатил ком. Она только одобрительно кивнула в ответ. Это было самое счастливое мгновение в ее жизни,, ]эядом с которым все ее достижения меркли и казались мирской суетой…

Настойчиво зазвонил телефон. «Тина, где ты? — услышала она в трубке голос Эрвина. Он уже не на шутку разволновался. — Что-то случилось? Опять звонил Рикки?» «Нет-нет, я в полном порядке. Не переживай, скоро буду дома».

Странно, Тина прекрасно понимала, что оставаться в кафе уже становится неприлично, тем более, уже начали собираться посетители. Но, с другой стороны, ей так не хотелось расставаться со своими воспоминаниями.

..Да, Рикки. Как он похож на своего отца! Такой же дерзкий и отчаянный. С детства она старалась оберегать его и Раймонда от жизненных тягот, которые ей пришлось в свое время пережить самой. Рикки очень тяжело перенес их развод с Айком, порой обвинял мать во всех несчастьях, которые после этого свалились на отца.

Айк, отсудив у Тины все, что хотел, написал два диска, но они не имели успеха. Потом сгорела его студия. Еще во времена их супружеской жи ;ни Айк увлекся наркотиками. А через много лет они стали его единственным утешением. Не мудрено, что с его склочным характером Айку была прямая дорога в тюрьму, где он и провел значительную часть оставшейся жизни.

Рикки во всем хсгел походить на отца. Решил во что бы то ни стало сделать карьеру музыканта. Вот только Бог таланта ему не дал… Раздосадованный на свою судьбу и на мать, Рикки к сорока годам превратился в законченного неудачника. Тина как могла поддерживала его морально и материально. Рикки решил на свой лад обеспечить себе безбедное существование: то машину угонит, то заявится в магазин с фальшивой кредитной карточкой… Но, видно, и в мошенничестве ему не везло. Полиция постоянно ловила Рикки на горячем.

Раймонд, в отличие от младшего брата, решил уйти в бизнес. Но особых достижений на этом поприще не снискал. Его единственным кредитором по-прежнему остается мать. Каж-дый раз, беря у нее кругленькую сумму «взаймы», он уверяет, что «его звездный час еще впереди». «Хочется верить», — устало отвечает ему Тина.

«Наверное, я сама виновата, что у сыновей не сложилась судьба», — часто мучает она себя сомнениями.

После развода с Айком она пыталась выжить в жестком мире шоу-бизнеса. Потом были слава и признание — дети опять оказались на втором плане.

Однако судьба к Тине тоже не всегда была ласковой. Ей пришлось по кирпичику строить собственное счастье. Так же, как она воздвигала свой дом в Цюрихе, на берегу сказочного озера. Дом, где живет счастье…

Тина всегда хотела жить здесь, в Швейцарии. А тут еще и Эрвина перевели работать в Цюрих. Она с радостью взялась за строительство нового жилища. Тина хорошо знала, что дом — это отражение внутреннего мира его хозяев. А значит, новомодные дизайнерские штучки не для нее. Дом строили долго — шесть лет. За это время жены строителей успели родить целую кучу детишек Но хозяева не торопились. Тина наняла стилиста, который объездил все антикварные магазины мира в поисках подходящей мебели и аксессуаров. Каждая вещь в доме должна была дышать историей, быть самодостаточной.

На «стройплощадке» нашлось место даже для маленькой буддистской часовни, где Тина могла бы предаваться медитации. Тина считает, что именно медитация помогает ей держать под контролем свою внутреннюю жизнь.

Даже при создании семейного очага Тина руководствовалась принципом, который помог ей добиться успеха в творчестве и жизни. У нее всегда были завышенные требования к себе, она стремилась к чему-то большему, не останавливалась на достигнутом. Все, за что бы она ни бралась, она делала хорошо, насколько это возможно. «Во всем дойти до совершенства» — вот ее жизненное кредо.

Только теперь, достигнув всех возможных вершин, обретя счастье и покой в жизни, кем она стала? Совершенством? Примером для подражания миллионам женщин? Легендой рок-н-ролла или его мумией? Нет, это все показное — для публики и интервью.

Тина задумалась… Если разобраться, вся ее жизнь — это стремление вернуться к истокам, к самой себе. Главное ее достижение в жизни — это то, что, несмотря на все испытания, выпавшие ей, она осталась верна себе самой. Где-то в глубине души она так и осталась «маленькой Энн» — застенчивой барышней из провинциального Сент-Луиса, свято верящей в добро и справедливость, в настоящее чувство между мужчиной и женщиной и в то, что своим трудом можно многого добиться и при этом сохранить честное имя и достоинство.

Тина Тернер и ее второй муж Эрвин Бах. Эрвин моложе Тины на 15 лет, они познакомились случайно в аэропорту.

Было уже довольно поздно. Недопитый Тиной кофе остыл. Официант перестал обращать внимание на странную посетительницу, погруженную в свои мысли. Тина расплатилась, попрощалась и вышла из кафе. Подошла к своей машине и тут услышала: «Прошу прощения, фрау!» Она обернулась и увидела парня, который заправлял ее мерседес. «Я не ошибся? Вы — Тина Тернер? Не дадите ли автограф?» Тина с деланным удивлением посмотрела на него и спокойно ответила: «Вы ошиблись, молодой человек Мое имя — Анна Баллок. Но мой муж, Эрвин Бах, знаком с Тиной, как ее, Тернер. Если хотите, я могу попросить, чтобы он взял у нее автограф для вас». И, не дождавшись ответа, укатила на черном мерседесе по шоссе, ведущем к волшебно красивому дому на берегу озера…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.