Елена Яковлева интервью

Все провинциалы стремятся в столицу, но она, как известно, слезам не верит. Героиня Елены — Светлана — в свое время тоже приехала из маленького городка, удачно вышла замуж за будущего владельца строительной компании Михаила Вершинина и с тех пор не знала ни печалей, ни забот, ни рабочих будней. Даже с родным отцом не общалась.

25 лет комфорта завершились в один кошмарный момент — в день рождения отца семейства, когда Михаил гибнет на стройке во время взрыва. И с этого момента жизнь жены и трех дочерей — Жени, Леры и Саши — переворачивается с ног на голову: фирма и дом оказываются под залогом, денег на счету нет, и привыкшие к тому, что у них всегда есть то, что они хотят, девушки и Светлана понимают, что им не на что и негде жить. Единственное место, где их могут принять — дом деда в Лепнинске. И семья уезжает в к Егору Терентьевичу. Им приходится пересмотреть всю свою жизнь и прежде всего — отношение друг к другу. Кроме того, они пытаются найти причины смерти Вершинина-старшего, чья гибель выглядит очень подозрительно.

«Если бы я оказалась в ситуации Ланы, и мне пришлось переехать в провинцию — я бы не пропала, — говорит Елена Яковлева. — Я никогда не уходила далеко от земли, никогда не летала в облаках. Я знаю, как сажать цветы, деревья, кустарники, как облагородить и украсить землю. У родителей была дача, мама меня заставляла пропалывать огород, хотя мне это не нравилось. Бабушка в деревне просила собирать малину — это тоже было не очень приятно: все ребята на речке загорают, а тебе приходится работать. Но если бы возникла ситуация, когда нечего есть, пришлось бы цветочки отложить на потом, посеять что-то, вспахать. Я бы справилась.

Когда видишь женщин, здоровых, молодых, которые стоят с протянутой рукой, — это просто человеческая лень, нежелание что-либо делать. Любая женщина, если ее ребенку грозит беда, пойдет на все: будет работать ночью, мыть три подъезда, но у ребенка будет и кусок хлеба, и белая кофточка, чтобы пойти в школу. А если женщина этого не делает, она просто не женщина.

Мне кажется, «Кружева» — захватывающая история. Если сомнения перед съемками и были, то лишь в том, как все получится. Сейчас съемочный процесс до такой степени изменился, что первое время я не понимала, как работать с двумя камерами, меня смущало отсутствие оператора и режиссера на съемочной площадке, они сидели где-то там, около монитора. Это непривычные условия, к которым еще надо приспособиться. Тяжело, конечно, и то, что съемочная площадка — за городом, приходится долго добираться, стоять в пробках, а вечерами в театре «Современник» я еще играю спектакли. Но то, что съемки идут на природе, а не в каком-нибудь картонном павильоне — это мне нравится».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *