Колин Фёрт как секс символ

Работа британского актера Колина Фёрта, фильм «Генуя», кардинально отличается от предыдущей — музыкально-танцевального хита «Мамма мия!» «Генуя» — спокойная, но впечатляющая картина, полная размышлений о проблемах отцовства и потери близкого человека. Фёрт играет роль Джо — ученого, переехавшего из Америки в Италию со своими двумя дочерьми — 16-летней Келли и 10-летней Мэри. В другой стране семья пытается начать новую жизнь и оправиться после смерти жены Джо и матери девочек. Режиссером фильма стал Майкл Уинтерботтом, автор культового фильма «Круглосуточные тусовщики» и нашумевшей документальной ленты «Дорога на Гуантанамо». Что общего может быть между независимым режиссером и типичным английским джентльменом, привычным образом Фёрта на экране и в жизни? В интервью актер объясняет, что работа со скандальным Уинтерботтомом стала глотком свежего воздуха после долгих скучных съемок в многочисленных голливудских блокбастерах.

Как вам понравилось сниматься у Уинтерботтома — режиссера, известного своим необычным подходом к работе с актерами?

Майкл снимал фильм на обычную цифровую камеру, поэтому атмосфера была дружеской: не было никаких кабелей под ногами, специального освещения… Все происходило на улице или в обычных домах. К тому же нам не приходилось ждать, чтобы люди устанавливали специальное оборудование, мы сразу начинали играть.

Кажется, что в фильме камера присутствует везде…

Да, и это хорошо. Когда играешь, важно уметь поверить в чувства героя, чтобы и зрители тебе поверили. Но на съемочной площадке почти все этому мешает. Тебя постоянно отвлекают другие люди, которые ходят туда-сюда, а иногда вокруг так много оборудования, что даже не видно других актеров! С Майклом таких проблем нет. Да, он всегда тут со своими камерой и микрофоном, и я знаю, что на самом деле я не отец этих девочек и это вымышленная ситуация, но поверить в свою роль гораздо легче.

Поэтому вам и девочкам (начинающие актрисы Перла Хейни-Джардин и Уилла Холланд) было просто работать?

Да, мы быстро нашли общий язык, потому что кроме нас на съемочной площадке никого не было, и мы не сидели в своих трейлерах. Майкл никогда не командует «мотор» или «снято», поэтому возникает чувство, что настоящая жизнь сливается с сюжетом фильма. Иногда входишь в квартиру, где проходит съемка, а там включена камера, и все записывается. Бывало, что Майкл снимал нашу с девочками болтовню. Сценарий служил только отправной точкой, мы его свободно интерпретировали. Даже когда я выходил на улицу и садился в автобус, это тоже снимали в надежде запечатлеть на камеру что-нибудь интересное.

Основная тема фильма — отношения отца и дочерей. Вы использовали для роли собственный опыт воспитания детей?

Дети всегда меняют жизнь человека, с этим ничего не поделаешь. Каждый творческий человек, будь то писатель или актер, использует свой опыт. Этот единственный материал для исполнения роли обязательно проявляется во время игры. Уилла и Перла — очень милые девочки, поэтому, когда смотришь фильм и слышишь, как Мэри кричит, проснувшись ночью от кошмара, сразу хочется помочь ей. В таких случаях чувствуешь себя беспомощным, неважно, отец ты или нет.

Вы успели пообщаться с юными актрисами до съемок?

Недолго, потому что я тогда снимался в фильме «Мамма мия!», и приходилось мотаться между английской киностудией Pinewood и Грецией. Но мы быстро нашли общий язык, потому что не тратили время на примерку костюмов или гримировку. Майкл заставлял нас выполнять специальные упражнения, что сначала давалось с трудом. Например, говорил: «Возьмите деньги, сходите вместе в магазин, купите еды и приготовьте себе обед». Сначала мы сопротивлялись. Это как в детстве, когда мама говорит ребенку: «Иди поиграй с сыном моих знакомых, я уверена, что вы подружитесь». Но каждый раз, когда мы с девочками проводили вместе пару часов, мы лучше узнавали друг друга. Разговор завязывался сам по себе. Позже это помогало войти в роль. Посмотришь на магниты на холодильнике, которые мы купили вместе, и становится легче представить, что мы — одна семья.

Правда ли, что в фильме очень правдиво показана боль после потери близкого человека?

Это проблемная тема для кино. Смерть — одно из величайших табу современного общества. Помню, когда мне было семь лет, умерла моя прабабушка. Я хотел пойти на похороны, но меня не пустили, чтобы не расстраивать. Я почувствовал, что здесь кроется огромная и страшная тайна. После смерти кого-нибудь из близких очень тяжело оправиться, и мы не знаем, как помочь людям в этом случае. Все хотят только, чтобы человек поскорее перестал горевать и начал снова радоваться жизни. Семья из фильма потеряла маму полгода назад, поэтому шок от смерти уже прошел. Но 6 месяцев — это не 6 лет, это тоже сложный период. Мой герой изо всех сил цепляется за жизнь, старается прожить каждый день как можно полнее. Если он забудет о своей боли, то перестанет заботиться о дочерях. Несмотря на то что они очень любят друг друга, это не помогает им забыть о трагедии.

Какую роль в фильме играет сам город Генуя?

Думаю, что Генуя — тоже герой истории. Я просто влюбился в этот город. Именно ради него я уже несколько раз посмотрел наш фильм. Звуки улиц, общая атмосфера настолько хороши, что в Геную хочется возвращаться снова и снова. Мы видели и неприкрашенную, темную сторону города, когда ходили по переулкам. Там было довольно опасно, некоторые встречные нам угрожали. Один раз мы наткнулись на ненормальную лысую старуху с подставкой для парика в руке, которая начала кричать: «Зачем вы детей с собой привели? Здесь опасно!» А потом вдруг вышли на прекрасную чистую площадь, освещенную слепящими лучами солнца, и сразу почувствовали себя в безопасности. Кстати, и этот момент запечатлен в фильме.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *